Владимир Горелик, председатель Московской коллегии адвокатов «Горелик и партнеры», рассказывает о деле энергетиков газете «Аргументы недели»

Бизнес приравняли к оргпреступности

Бизнес приравняли к оргпреступности

Зигзаги нашего правосудия, в случае заказных уголовных дел, в части подтасовок и «притягивания за уши» событий и составов преступлений уже мало кого удивляют. Хотя сейчас в тренде есть одна «новация», от которой у бывалых правоведов указательный палец правой руки сам тянется покрутить у виска, да и волосы на голове дыбом встают. Впрочем, волосы, в первую очередь, встают дыбом не у них, а у тех, против которых применяется эта «новация» − у предпринимателей.

Скажите, что должен сделать следователь, у которого в силу отсутствия доказательной базы не «клеится» обвинительное заключение, и все сроки предварительного следствия истекли? По закону, в соответствии со ст. 27 УПК РФ, он должен дело прекратить и обвиняемых выпустить на волю. Однако в числе сдерживающих «факторов» поступить по закону зачастую выступает требование начальства довести уголовное дело до конца (раз уж оно все равно заведено и надо отчитаться посадкой фигурантов) или же какие-то коррупционные интересы. То есть, следователю надо продлить срок следствия. Смысл в продлении такой – «авось что-нибудь, да накопаем, или же арестованные, физически и психологически сломавшись от условий СИЗО, займутся самооговором».

И вот здесь мы переходим к той самой «новации», о которой говорилось в начале статьи. Для продления сроков следствия следователю надо «утяжелить» обвинение, «притянуть за уши» переквалификацию дела в разряд особо тяжких преступлений. И здесь ему «на помощь» приходит ст. 210 Уголовного кодекса РФ «Организация преступного сообщества». Скажите − а что общего между преступной деятельностью и деятельностью предпринимательской? «Да это элементарно, Ватсон! − вскричит осененный «логической находкой» следователь. − И там, и там есть организационная структура. Назови руководителя предприятия – «организатором ОПС», его финансового директора – «исполнителем» преступления, его партнера по бизнесу – «пособником», планерку – «встречей преступной группы», стремление получить прибыль – «стремлением похитить денежные средства», и готово «организованное преступное сообщество». Скажете − так не бывает! Еще как бывает и вот наглядный пример. 

Рейдеры «заказали» следствие

В настоящее время в Мещанском районом суде г. Москвы по существу рассматривается уголовное дело № 41602007701000029 в отношении белгородских энергетиков: Виктора Филатова, Александра Пивоварова, Павла Тищенко, Алексея Зеленского, Станислава Милькина, которые находятся в СИЗО уже 40 месяцев. «Вина» их состоит в том, что в период реформирования РАО ЕС России они сумели организовать инвестиции и из дышащего на ладан «Белгородэнерго» создать современную инновационную компанию «Корпоративные сервисные системы» (КорСсис). Компания оказалась не только суперсовременной по передовому оборудованию, профессиональной в части персонала, но и очень финансово эффективной. Стоимость активов компании составляла около 880 миллионов рублей. Однако приходить «на жито, которое не ты засеял», охотников хоть отбавляй, и компания «КорСсис» не стала исключением. 

Уголовное дело против указанных выше предпринимателей было заведено по заявлению генерального директора (теперь уже бывшего) ПАО «МРСК Центра» Олега Исаева. На основании этого документа следствие первоначально посчитало, что МРСК Центра причинен ущерб на сумму не менее 3,5 млрд. рублей, затем ущерб «усох» до 880 млн рублей. В дальнейшем, очевидно осознав абсурд огромности этих цифр, следствие скорректировало обвинение, усмотрев в заключенных с КорСсис договорах аутсорсинга − хищение. Якобы обвиняемые в период с 2008 по 2010 год в составе группы похитили и растратили 241 млн. 372 тыс. 547 руб. 97 коп. в одном из филиалов МРСК Центра – «Курскэнерго». Приравнять аутсорсинг к хищению − это еще одна «новация» данного уголовного дела. Забегая немного вперед скажем, что с того периода, когда МРСК Центра отобрало у КорСсис активов на 300 миллионов рублей, прибыльность самого МРСК Центра всего за год управления Олегом Исаевым упала в 18 раз – с 4,8 млрд до 300 млн рублей. Это к тому, что «эффективный рейдер» − это не обязательно эффективный управленец.

Теперь о «растрате» этого самого 241 миллиона. Никакой растраты по факту нет, а есть реально выполненные работы с подписанными актами, есть договоры на покупку оборудования. Из материалов дела видно, что деньги пошли на зарплаты реальным людям и на модернизацию производства. Именно за счет аутсорсинга предприятию удалось резко минимизировать накладные расходы и получить большую прибыть. О каком хищении в этом случае может идти речь? 

Однако и это еще не все. Исходя из обвинительного заключения, следствие, вероятно, замахнулось на то, чтобы поставить под вопрос законность проведенной энергетической реформы под управлением РАО ЕЭС России. Виктора Филатова и его коллег обвинили в незаконном создании регионального отделения ОАО «КорСсис» в Курской области и незаконном приобретении акций предприятия. Здесь надо уточнить, что обвиняемые делали свою работу по реформированию отрасли в полном соответствии с Постановлением Правительства РФ о реформировании РАО ЕС России.

Фактически следствие приравняло создание современного инновационного производства, которое резко снизило накладные расходы и повысило рентабельность, к преступной деятельности. И по причине отсутствия серьезных доказательств следователь притянул ст. 210 УК РФ (Создание преступного сообщества), чтобы неограниченно продлевать сроки следствия и содержание людей под стражей, усиливать давление на предпринимателей и членов их семей, ведь по этой статье обвиняемым «светит» вплоть до пожизненного заключения.

Мнение адвоката

Адвокат Филатова – Владимир Горелик уверен, что фактическим инициатором этого дела стал генеральный директор ПАО «МРСК Центра Олег Исаев с целью завладеть дорогостоящей недвижимостью и оборудованием компании «КорСсис». Адвокат указывает, что в уголовном деле нет доказательств, подтверждающих наличие в действиях подсудимых признаков противоправности, общественной опасности, причинения ущерба или иного вреда. «В качестве ущерба следователь просто идентифицировал всю сумму, перечисленную заказчиком по заключенным и исполненным договорам, – поясняет Горелик. – Из документов этого абсурдного дела видно, что средства, перечисленные заказчиком по договорам, израсходованы на заработную плату лицам, оказавшим по ним услуги, а также на налоги и развитие компании в целях повышения качества оказываемых услуг».  

По мнению Горелика, реальные действия энергетиков не имели ничего общего с созданием преступного сообщества, разработке преступных планов, разделе сфер преступного влияния и доходов и т.д. «Обычные хозяйственные связи между лицами, осуществляющими управленческие функции в коммерческих организациях, следователь охарактеризовал в придуманном им обвинении в качестве некоего преступного сообщества, созданного предпринимателями в целях хищения денежных средств, − раскрывает «секреты следствия» адвокат. − При этом свои обвинительные формулировки он обильно разбавил подходящими к данному случаю цитатами из учебника уголовного права и комментария к статье 210 УК РФ, не имеющими ничего общего с реальными обстоятельствами. В качестве единственного доказательства «преступного сообщества» следователь приобщил к делу многочисленные фотографии подсудимых и других лиц, сделанные на корпоративных мероприятиях». 

Адвокат поясняет, что данное дело является типичным в практике правоохранительных органов, обслуживающих рейдерские амбиции отдельных представителей бизнеса. «Из-за существенных изъянов правоохранительной деятельности, мотивация следовательских решений зачастую определяется не законом, внутренним убеждением и совестью, а приоритетами начальников, карьеристскими и иными конъюнктурными соображениями, не имеющими ничего общего с принципами и задачами уголовного судопроизводства, – негодует Владимир Горелик. – Такие следователи без стеснения заведомо необоснованно вменяют предпринимателям статью 210 УК РФ, чтобы в период следствия понудить к передаче вожделенного имущества, добиться их длительного содержания под стражей, «наказать» за несговорчивость вследствие отказа от предлагаемых «сделок» и признательных показаний, организовать обвинение с «запасом», чтобы в суде хоть что-то устояло». 

Мнение экспертов о невиновности

В данном деле первое, на что обратили внимание эксперты, – это незаконность содержания предпринимателей в СИЗО, и второе – уголовное дело заведено как способ устрашения и поглощения активов. В частности, «Независимая экспертная компания «Мосэкспертиза» заключила, что: 

1. Вывод специалистов (его использует следствие) о том, что обслуживание ОАО «МРСК Центра» и его филиалов сотрудниками ОАО «КорСсис» было совершено вопреки законным интересам МРСК Центра является фактически и методологически необоснованным. 

2. Вывод специалистов о том, что «вопреки законным интересам ОАО «МРСК Центра» в пользу ОАО «КорСсис» была перечислена сумма в размере 880 751 тыс. руб.» является методически необоснованным и недостоверным.

3. Вывод специалистов о том, что «обслуживание ОАО «МРСК Центра» и его филиалов сотрудниками ОАО «КорСсис» привело к повышению тарифов» является фактически и методологически необоснованным. 

В свою очередь профессор кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права Саратовской государственной юридической академии, доктор юридических наук Наталья Лопашенко, исследуя вопрос, делает однозначный вывод, что «инкриминируемое Виктору Филатову общественно-опасное деяние относится к преступлениям, совершенным в сфере предпринимательской деятельности. И это очень важный вопрос для квалификации дела по ст. 210 УК РФ и нахождения под стражей. 

То есть, если Филатовым и было совершено преступление, то это никак не ст. 210 УК РФ, и в соответствии со ст. 108 УПК РФ его не должны были держать под стражей. Далее профессор Лопашенко продолжает: «Применив к Виктору Филатову меру пресечения в виде заключения под стражу, суд нарушил положения Уголовно-процессуального кодекса РФ (ст. 108 УПК РФ), поскольку преступление, в котором он обвиняется, совершено в сфере предпринимательской деятельности, постольку в отношении него не может быть избрана мера пресечения в виде заключения под стражу».

Заключение о том, что деяние, инкриминируемое всем обвиняемым относится к сфере предпринимательской деятельности, сделали также известные правоведы МГУ: заведующий кафедрой предпринимательского права юридического факультета, заслуженный юрист России, доктор юридических наук Евгений Губин, а также доцент этой кафедры, кандидат юридических наук Александр Молотников.

ФБУ «Российский федеральный центр судебной экспертизы» при Министерстве юстиции РФ в своем Акте экспертного исследования проанализировал хозяйственную деятельность Курского филиала ОАО «КорСсис» и не нашел в ней каких-либо финансовых нарушений.

Однако мнения этих авторитетных экспертов следствие по необъяснимой причине во внимание не принимает. 

Неоказание медицинской помощи − это пытка?

Здоровье одного из обвиняемых по этому делу Александра Пивоварова находится в критическом состоянии. Он страдает тяжелыми заболеваниями, среди которых неконтролируемая, смешанная форма бронхиальной астмы, пролапс и недостаточность митрального клапана 3-й степени, артериальная гипертония, риск сердечно сосудистых осложнений и новообразования. Уже в следственном изоляторе 28 июля.2015 года Пивоваров перенес инфаркт головного мозга. Согласно выводам эксперта, отдел судебно-медицинской экспертизы ФГКУ «111 Главный государственный центр судебно-медицинской экспертизы» Минобороны России выдал заключение специалиста № 295/17 от 12 сентября 2017 года: «Все заболевания Пивоварова А.В. являются хроническими и прогрессирующими. Заболевания сердечно-сосудистой и дыхательной систем взаимно утяжеляют течение друг друга, что при отсутствии своевременной и патогенетически правильной медицинской помощи закономерно приведет к смертельным осложнениям».

 Дважды в неделю уголовное дело рассматривается в Мещанском районном суде г. Москвы. Доставка Пивоварова в судебное заседание обеспечивается в переполненном автомобиле, в котором перевозится в два раза больше людей, чем количество, на которые они рассчитаны, кондиционеров и вентиляции в таких автомобилях либо нет, либо не работает. Курящие перевозятся вместе с некурящими заключенными. Доступа к свежему воздуху нет. Температура в металлическом кузове зависит от погоды – либо критически жарко, либо холодно. В условиях многочасового ожидания сначала в СИЗО, потом в автомобиле, а затем в помещении суда по нескольку часов без воды, достаточного количества воздуха, возможности воспользоваться туалетом, состояние здоровья Пивоварова ухудшалось до критического, он неоднократно терял сознание, для спасения жизни вызывали «скорую».  

 Но несмотря на это, по результатам обследования в ГБУЗ «ГКБ им А.К. Ерамишанцева ДЗМ» 7 сентября 2018 года было выдано медицинское заключение о том, что у Пивоварова А.В. отсутствует заболевание, включенное в перечень тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений. 

Отягощает ситуацию Александра Пивоварова тот факт, что негативные последствия как заболеваний органов дыхания, так и органов сердечно-сосудистой системы практически одинаковые – затруднённое дыхание, тяжелые дыхательные спазмы во время приступов, угрожающие полной остановкой дыхания. 

К сожалению, в правоприменительной практике формализм и нежелание принимать самостоятельные решения намного значимей жизни конкретных людей. Мало кого заботит и то, что пятеро мужчин больше 40 месяцев содержатся в СИЗО по явно сфабрикованному делу. И то, что с легкостью «прикрученная» следователем 210 статья может лишить их свободы лет на двадцать. Самое главное – эта проблема уже стала системной, а потому никто не застрахован от того, что однажды ушлый следователь не приравняет и ваш бизнес к организованному преступному сообществу. Берегите себя! 

Источник: «Аргументы недели«.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.