Комиссия по вопросам помилования при губернаторе Самарской области рассмотрит прошение гражданина Казахстана Ильи Пьянзина, который осужден за подготовку покушения на президента России Владимира Путина. «5 июля в комиссию поступили документы… Рассмотрение прошения назначено на 27 июля»,— приводит «РИА Новости» фрагмент сообщения правительства Самарской области.

Решение областной комиссии не станет окончательным. В дальнейшем этот вопрос будет рассматривать комиссия по помилованию при президенте.

Генри Резник, экс-президент Адвокатской палаты Москвы: «Президент по Конституции не связан никакими ограничениями и волен помиловать, кого хочет и когда хочет, иногда даже без просьбы о помиловании. Подтверждение этому мы наблюдаем периодически: агент Коуп, который был помилован практически на следующий день после осуждения, Савченко, которая была помилована без ее собственного заявления, и Ходорковский. Но есть общий порядок — комиссии о помиловании. Можно обратиться туда, а можно обратиться напрямую к президенту. Главное — нельзя путать регламентацию работы комиссии и конституционное право самого президента. Почему прошение пошло через комиссию, если осужденный обратился напрямую к президенту: может, до Путина прошение и не дошло, а может, он сам и распорядился, чтобы оно пошло через комиссию. С одной стороны, все здесь достаточно прозрачно с точки зрения законодательства, с другой стороны — неопределенно. У меня сильные сомнения, что комиссия выступит в поддержку помилования, если речь идет о преступлении против самого президента».

Сергей Пашин, федеральный судья в отставке, член Совета по правам человека при президенте России: «Прошение о помиловании адресуется, конечно, президенту, но сначала его рассмотрит региональная комиссия по помилованию. Она даст или не даст рекомендацию президенту о помиловании. И, как правило, региональные комиссии ее не дают. Избиратели не любят, когда к осужденным преступникам проявляют милосердие, поэтому важно показать себя твердыми борцами с преступностью, они не хотят навлечь на себя подозрений в коррумпированности (это золотое дно, как и освобождение по УДО). Также, если в разоблачении преступника была заинтересована тайная полиция или центральные органы МВД, не хочется ссориться с карательными органами. Президент же не связан позицией региональной комиссии, никакого закона о помиловании в этом случае нет, это его конституционное право. Он милует очень мало людей, и чаще всего это происходит, когда дело касалось незначительных преступлений или когда человеку оставалось отбывать год наказания или менее. Но были и другие случаи, например, помилование и высылка иностранного «шпиона», что уже является политическим ходом президента, нежели стандартной процедурой. И как Путин поступит вблизи предвыборной кампании — непонятно. Я бы сказал, что вероятность помилования сводится примерно к 20%. Перед выборами, возможно, наоборот, лучше показать, что президент милосерден и всерьез жалкие попытки напасть на него не воспринимает — так могут сказать в предвыборном штабе. В любом случае Путин примет то решение, которые сочтет правильным».

Владимир Горелик, председатель московской коллегии адвокатов «Горелик и партнеры»: «В данном случае мы вступаем в плоскость недостаточного урегулирования. Возникает коллизия: если речь идет о покушении на президента, то по Уголовно-процессуальному кодексу, ст. 42, президент подлежит признанию потерпевшим. Я сомневаюсь в том, что выносилось постановление о признании Владимира Путина потерпевшим, хотя это так — ему причинен моральный вред по причинам от него не зависящим, значит, есть все основания для признания его потерпевшим. Это с одной стороны. С другой стороны, президент — это лицо, обладающее правом решать вопрос о применении помилования. Это его прерогатива. Совпадение в одном лице потерпевшего и президента создает обстоятельства, которые делают некорректным передачу решения вопроса о судьбе осужденного тому, на кого он покушался. В данном случае президент Путин — лицо пристрастное, заинтересованное, обладающее статусом потерпевшего. А нормы предполагают, что полномочиями помиловать президент наделен в качестве высшего должностного лица страны, обладающего определенными функциями, но при этом лишенного личной заинтересованности в реализации этих функций. В такой ситуации, возможно, требуется внести изменения в закон. Когда одно и то же лицо является и президентом, и потерпевшим, возможность помилования этим лицом исключена. Нужно искать иные правовые механизмы для решения этого вопроса».

Напомним, 33-летний гражданин Казахстана Илья Пьянзин, осужденный в 2013 году за подготовку покушения на президента России Владимира Путина, попросил о помиловании, заявив о раскаянии в том, что пять лет назад побоялся обратиться в правоохранительные органы, чтобы пресечь подготовку этого «глупого и немотивированного преступления».

Источник: «Коммерсант FM«.

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ.