Количество осужденных за экономические преступления снизилось за последние пять лет в четыре раза. Теперь по экономическим статьям судьи выносят только 2 тыс. приговоров в год. Эту статистику приговоров генпрокурор Юрий Чайка считает позитивным результатом. Эксперты готовы признать усилия прокуратуры по защите законности. Но предупреждают, что силовое давление на бизнес продолжается.

Число осужденных в России за экономические преступления за последние пять лет сократилось в четыре раза. Об этом сообщил в интервью ТАСС генеральный прокурор РФ Юрий Чайка. «За последние пять лет число осужденных за преступления в экономической сфере сократилось в четыре раза – с 8 тыс. в 2010 году до 2 тыс. в 2015-м.

Это 0,2% от общего числа подсудимых. В первом полугодии 2016 года осуждено около 1 тыс.  человек, из них более 60% – за мошенничество, – отметил генпрокурор. – Каждый четвертый был приговорен к реальному лишению свободы».

В декабре 2015 года в Послании Федеральному собранию президент Владимир Путин отмечал, что в России в 2014 году было возбуждено почти 200 тыс. уголовных дел по экономическим преступлениям, до судов дошли 46 тыс., еще 15 тыс. дел развалились в судах. «Получается, что приговором закончились лишь 15% дел», – подытоживал Путин. Это около 30 тыс. дел, 83% фигурантов которых полностью или частично потеряли свой бизнес.

Этим заявлением президент дал сигнал силовикам «перестать кошмарить» бизнес. «Это прямое разрушение делового климата, – заявлял глава государства. – Прошу следственные органы и прокуратуру обратить на это особое внимание».

Сигнал пришлось повторить в конце 2016 года. Во время Послания Путин поблагодарил депутатов Госдумы, которые буквально за сутки накануне Послания сразу во втором и третьем чтениях приняли закон, по которому за привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности вместо пяти можно давать семь лет, а в случае ложного обвинения в тяжких преступлениях или причинении крупного ущерба – не три года, а пять лет.

Но бизнес-сообщество видит картину не настолько радужной как она представляется прокурорам. «Бизнес по-прежнему не чувствует себя защищенным в отношениях с силовыми структурами, – сказала «НГ» управляющий партнер АО «2К» Тамара Касьянова. – Палочная система отчетности фактически сохранилась. Поэтому количество осужденных по экономическим статьям в любой момент может вернуться к показателям 2010 года».

Предвидя критику, Юрий Чайка не стал отрицать, что проблем во взаимодействии с предпринимателями хватает. При этом он уточнил, что работа ведется почти в ручном режиме. Мало того что в Генпрокуратуре создали отдельное управление и действует межведомственная рабочая группа по защите прав предпринимателей – создана личная электронная почта руководителя ведомства, куда за полгода ее работы пришло 500 сообщений о незаконных уголовных преследованиях и отъеме имущества предпринимателей.

«Мы находимся в постоянном диалоге с бизнес-сообществом, обмениваемся информацией о фактах необоснованного вмешательства в хозяйственную деятельность, проводим целенаправленные проверки и принимаем меры», – подчеркнул Чайка. – Все сигналы внимательно изучаются, четверть их уже удовлетворена».

«У бизнеса действительно появляются инструменты для защиты своих прав: работают горячие линии, системы быстрого реагирования и т.д. Поэтому определенное снижение давления на бизнес со стороны правоохранительных органов есть», – подтвердила Касьянова.

По мнению эксперта, в последнее время серьезно сузило круг возможностей для экономических преступлений то обстоятельство, что значительно усилился контроль за финансами со стороны Центробанка. Еще одним фактором, повлиявшим на снижение экономических преступлений, называются процессы укрупнения бизнеса, что особенно заметно  в торговле, в отдельных направлениях сферы услуг. Микробизнес и малые предприятия объединяются в сети, что сокращает общее количество потенциальных нарушителей. «Посыл властей «не кошмарить бизнес» также способствует сокращению количества нарушений, хотя это не всегда означает, что давление на бизнес действительно снизилось», – замечает Касьянова.

Старания прокуроров заметил даже бизнес-омбудсмен Борис Титов. Он отправил Юрию Чайке благодарственное письмо, в котором отметил активное участие сотрудников Генпрокуратуры в рассмотрении жалоб и обращений коммерсантов. В письме указано, что только в 2016 году было проведено восемь заседаний межведомственной рабочей группы по защите прав предпринимателей при Генпрокуратуре, участники которых заслушали 36 жалоб.

Правда, количество дел предпринимателей, которых неправомерно «кошмарят», не ограничивается тремя-четырьмя десятками. В ноябре прошлого года, например, бизнес-омбудсмен обращался к председателю Верховного суда Вячеславу Лебедеву с просьбой провести анализ дел, где суды приняли решения о содержании предпринимателей под стражей, и приложил список предпринимателей на двух листах и материалы дел на целом диске.

«Сегодня многие предприниматели сталкиваются с незаконным уголовным преследованием, – говорит исполнительный сопредседатель центра общественных процедур (ЦОП) «Бизнес против коррупции» Андрей Назаров. – Для многих из них наш центр становится последней надеждой на справедливость. С 2011 года, когда был создан центр, мы рассмотрели 1139 обращений, а за каждым успехом в борьбе с рейдерством стоят десятки спасенных судеб, сотни людей, если считать с персоналом компаний.

В качестве примеров успешного взаимодействия с Генпрокуратурой Назаров привел громкие дела против председателя совета директоров аэропорта Домодедово Дмитрия Каменщика и руководства ООО «АйТи Энергофинанс Банк», которые в итоге были прекращены.

«Статистика не отражает реального положения дел, – сказал «НГ» председатель Московской коллегии адвокатов «Горелик и партнеры» Владимир Горелик. – Ситуация фактически не улучшается, о чем говорят высокий уровень латентной экономической преступности и огрехи следствия. Часто основанные на административном ресурсе рейдерские захваты остаются безнаказанными. И наоборот,  уголовные дела инициируются и доводятся до суда необоснованно в интересах чиновников и связанных с ними предпринимателей. Искажает статистику и кампанейщина, характерная для наших силовых структур. Лозунг прекратить «кошмарить бизнес» тоже способствовал искусственным решениям о прекращении дел».

Источник: «Независимая газета»

Фото РИА Новости