Право.ру: Как кошмарить бизнес. Количество дел по экономическим статьям выросло на 22%

59100Число дел, возбуждаемых по «экономическим» статьям Уголовного кодекса РФ, выросло на 22% – такой показатель содержится в отчете Генпрокуратуры, который предоставлен бизнес-омбудсмену Борису Титову. Двузначная цифра поползет вверх, считают эксперты: захват бизнеса и решение споров с помощью правоохранителей показали свою эффективность – противостоять этому в условиях слабого контроля со стороны государственных и судебных органов крайне сложно, а от такого лакомого куска никто отказываться не собирается.

Мрачная тенденция

Как пишет РБК, в минувшем году впервые за несколько лет возросло количество возбужденных уголовных дел по «экономическим» статьям, а именно – ст. 159–159.6, 160, 165, 169–199.2 УК. По данным возглавляемого Юрием Чайкой ведомства, их число увеличилось на 22% – до 234 000.

Рост по ст. 159–159.6 (мошенничество) составил 17,2%·– около 165 000 дел, при этом заводятся они далеко не только в отношении предпринимателей. Тем не менее до суда из них доходит лишь четвёртая часть. Однако и здесь наблюдается тенденция к росту: в первом полугодии 2015 года в судебные органы было передано на 6,6% больше дел, чем за такой же период 2014 года.

Факт свидетельствует о том, что дела зачастую возбуждены необоснованно, без проведения должной проверки, полагает старший юрист «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Андрей Бастраков: «Растет число примеров, когда уголовные дела возбуждаются на третий день после поступления заявления потерпевшего, при этом никаких действий, направленных на установление обстоятельств по делу следователь не предпринимает, но уже на следующий день после вынесения постановления о возбуждении выходит в суд с ходатайством о наложении ареста на имущество. Впоследствии такие дела либо прекращаются, либо приостанавливаются по популярному основанию «в связи с не установлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого».

В 83% случаев открытие уголовного дела приводит к тому, что предприниматель полностью или частично теряет бизнес, отмечал в ежегодном обращении Федеральному собранию президент Владимир Путин.

Дело в суде — оправдательного приговора не будет

Первично обязательно нужно учитывать один важный нюанс – сложившая в России практика рассмотрения судами дел по экономическим статьям говорит о том, что, если оно передано в суд, оправдательного приговора не будет, убежден юрист «Хренов и Партнеры» Роман Беланов. Отсюда и реалии – потенциальные потерпевшие и обвиняемые стараются решить все проблемы на стадии следствия.

«Сущность вопроса заключается в том, что любой факт регистрации каким-либо государственным органом преступлений по какой-либо статье УК не отражает истинное количество совершенных правонарушений, а лишь говорит о количестве, которое сами правоохранительные органы посчитали нужным возбудить, – считает Беланов. – Преступления по «экономическим» статьям – достаточно сложная категория дел, в которой грань между преступлением (с одной стороны) и гражданско-правовым спором (с другой) очень тонкая. На принятие решения о возбуждении уголовного дела может влиять масса факторов. Вполне могут быть устные установки вышестоящих руководителей на возбуждение большего количества дел, но могут быть и взаимоотношения заявителей или потенциальных подозреваемых с правоохранительными органами».

Сложившаяся практика обжалований актов говорит о том, что переубедить в дальнейшем суд или вышестоящий орган очень сложно – такие жалобы «удовлетворяют с большой неохотой».

Бурная деятельность правоохранителей в условиях кризиса

Понять, сколько дел из числа возбужденных связано с предпринимательской деятельностью, очень сложно, поскольку их заводят МВД, СКР и даже ФСБ, говорит руководитель аппарата общественного омбудсмена по вопросам, связанным с незаконным уголовным преследованием предпринимателей, Сергей Таут.

Одной из основных причин роста показателей является кризис в стране, общее обнищание населения и, как следствие, резкая активность правоохранительных органов, уверен адвокат «Забейда, Касаткина, Саушкин и партнеры» Андрей Гривцов: «Дело в том, что кризис заставляет государство урезать расходы, и одним из способов этого является сокращение чиновничьего аппарата. В этой связи правоохранители демонстрируют бурную деятельность, искусственно раздувая статистические показатели и делая вид, что основания для урезания финансирования отсутствуют».

С ним соглашается главный консультант по уголовно-правовым вопросам «S&K Вертикаль» Владимир Алешин: сложности в экономике страны, которые обусловлены не только внешними факторами – санкциями и снижением товарооборота, но и внутренними – невозможность получения кредитов и высокие административные барьеры, в том числе коррупция, – все это приводит к тому, что уровень криминала в среде бизнесменов растет.

Если в суд передано уголовных дел меньше, чем в предыдущем отчетном периоде, это оценивается крайне негативно и влечет последствия для должностных лиц, солидарен зампредседателя коллегии адвокатов «Де-Юре» Антон Пуляев. Проблемы с наполняемостью бюджета из-за резкого падения цен на нефть заставляют правоохранительные и контролирующие органы искать способы взыскания дополнительных поступлений в казну, подводит итог председатель коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнёры» Евгений Корчаго.

Просит не забывать и о наличии порочных практик правоприменения, когда уголовное преследование используется для оказания давления на бизнес-структуры или имеет цель перераспределить активы компании или полностью устранить ту или иную организацию с определенного рынка, юрист «Князев и партнеры» Артем Чекотов: «Последние громкие уголовные дела – лишнее тому подтверждение». 

Яркий пример возложения ответственности за разорение предприятий на бизнесменов — туриндустрия: во второй половине 2014 года в одночасье рухнули десятки туристических фирм. Причины кажутся партнеру «ЮСТ» Сергею Афанасьеву очевидными: падение курса рубля, резкое уменьшение пассажиропотока. «Искали виноватого и нашли. Козлами отпущения были сделаны все те же бизнесмены, да еще как, – удивляется Афанасьев. – Все они привлекаются за мошенничество. Правоохранители назначили их ворами, а экономические условия во внимание не принимаются».

Камбэк «спекуляции»

В начале года глава Следственного комитета Александр Бастрыкин рассказал в интервью «Российской газете», что число дел, возбужденных по фактам уклонения от уплаты налогов, возросло на 68%. Не отрицает это председатель коллегии адвокатов «Горелик и партнеры» Владимир Горелик, подчеркивая, что такая практика стала возможной благодаря упрощению процедуры: «До 2015 года уголовное дело за неуплату налогов можно было возбудить только после вступления в силу акта налогового органа, а теперь для этого достаточно информации, которую следователь получил в рамках оперативно-разыскной деятельности».

Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Новосибирской области Виктор Вязовых отмечает, что в 2015 году из 170 поступивших ему жалоб бизнесменов 19 пришлось на действия органов дознания и следствия. В 80% случаев уголовные дела возбуждаются, когда предприниматель вступает во взаимоотношения с бюджетом: выполнение госконтрактов, неуплата налогов. «При этом не принимается во внимание то, что при исполнении контрактов должны действовать нормы гражданского, а не уголовного права»,·– отмечает он, добавив, что в 2014 году ему поступило 16 жалоб на действия правоохранителей.

Бизнес-омбудсмен в Калининградской области Георгий Дыханов в свою очередь сообщил, что в 2015 году 22% из 274 жалоб предпринимателей было связано также с деятельностью правоохранительных органов. Чаще всего предприниматели жаловались на необоснованное уголовное преследование и нарушения при доследственных проверках.

Связывает рост дел по ст. 159 с широкой трактовкой правоохранителями понятия «мошенничество» управляющий партнер адвокатского бюро «Леонтьев и партнеры» Вячеслав Леонтьев. В качестве примера он приводит выдачу займа и последующее банкротство должника, что расценивается как причиненный ущерб. «С такой практикой скоро можно будет возвращать статью «Спекуляция», – рассуждает Леонтьев. – Купил за 10 рублей, продал за 15 – следовательно, причинил ущерб на 5 рублей».

Взгляд в будущее

Несомненно, нужно поднимать профессиональный уровень сотрудников следственных органов, что позволит уменьшить число ошибочных процессуальных актов, считает Беланов. Во-вторых, необходимо жестко бороться с коррупцией – но на это должна быть жесткая политическая воля – и «не декларативная, а четкая и конкретно выраженная».

«Мне не понятно, как у многих сотрудников правоохранительных органов с зарплатой около 100 000 рублей – часы, автомашины и квартиры за миллионы рублей. Но факты «посадок за взятки» так и остаются редкостью, а жалко. И это вопрос всего государственного аппарата, а не только следственных органов, – подытоживает юрист «Хренов и партнеры». – Кроме того, возможны как рассмотрение законодательных инициатив с целью конкретизации «экономических» статей, так и передача права принятия отдельных процессуальных решений от органов следствия судам».

«Захват» бизнеса, решение корпоративных и экономических споров с помощью правоохранительных органов показали свою эффективность, добавляет Афанасьев: «Противостоять этому в условиях слабого контроля со стороны государственных, общественных и судебных органов крайне сложно. А от такого лакомого куска никто отказываться не собирается». Выход из экономического кризиса ему не виден – предприятия будут разоряться, а «кривая» преступности – стремиться вверх.

Источник: Право.ру

Фотография с сайта newsoboz.org

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.