Право.ру: Уголовный кодекс для бизнеса готовят к косметическому ремонту

57487Администрация Кремля решила внести поправки законодательство, которые ограничат возможности правоохранительных органов злоупотреблять полномочиями в отношении предпринимателей. Предлагается освобождать от наказания бизнесменов, впервые совершивших экономпреступление и возместивших ущерб, допускать к ним в СИЗО нотариусов и ограничить сроки ареста их имущества. Эксперты считают, что «в целом правильные» инициативы без введения персональной ответственности правоохранителей останутся пустым звуком.

Новая рабочая группа – старые инициативы

Рабочая группа по анализу правоприменительной практики проблемам бизнеса была создана распоряжением Владимира Путина в середине февраля, возглавил ее глава администрации президента Сергей Иванов. В состав вошли представители Кремля и силовых ведомств, а также главы четырех ведущих бизнес-организаций – РСПП, «Деловой России», «Опоры России» и ТПП. Омбудсмена Бориса Титова в этом списке нет, но он заочно поучаствовал в работе группы, направив Иванову свои предложения в повестку первого заседания (обзор экспертных мнений по этому поводу читайте в материале «Юристы оценили предложенные бизнес-омбудсменом Титовым поправки в УК«).

Появление нового органа назрело, признал глава государства: «Я регулярно встречаюсь и с представителями бизнес-сообщества и, разумеется, также систематически с руководством правоохранительных органов и спецслужб и от тех и от других слышу претензии в адрес противоположной стороны». Проблема в том, что изменения в УК носят разнонаправленный характер, подчеркивает партнер АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Виктория Бурковская. С одной стороны, говорится о необходимости либерализации законодательства, с другой – расширяются полномочия правоохранительных органов на стадии возбуждения уголовного дела. Общим местом стало отсутствие реально действующих механизмов обжалования процессуальных действий правоохранителей, заключает эксперт: вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого, избрания меры пресечения, ареста имущества.

«Лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность, по сравнению с другими категориями граждан, в особой мере нуждаются в четких «правилах игры»», — считает председатель коллегии адвокатов «Горелик и партнеры» Владимир Горелик. А именно, в прозрачных и доступных для понимания правоотношениях, в стабильности, желательной неизменности правовых норм, определяющих правила финансово-хозяйственной деятельности и изложенных доступным для понимания языком. Инициативы, обсуждавшиеся рабочей группой, в большинстве своем не новы, приводят слова Сергея Иванова «Ведомости»: по некоторым уже давались поручения президента и правительства и даже подготовлены законопроекты. Вместе с тем был озвучен и ряд новелл, призванных повысить правовую защищенность бизнесменов. В случае положительного ответа Путина последует поручение о подготовке соответствующих законодательных поправок.

В СИЗО с нотариусом

Главное новшество, предложенное Ивановым, – прописать в Уголовно-процессуальном кодексе срок, в течение которого имущество предпринимателя может находиться под арестом, сообщает РБК. По словам главы президентской администрации, в законе не оговорено, как долго правоохранители могут держать под арестом изъятую в рамках уголовного дела собственность. Участники группы считают, что такие поправки должны касаться и изъятых документов. А представители бизнеса предложили ограничить срок признания имущества и бумаг вещдоками одним месяцем. В июне 2015 года уже были приняты поправки в УПК, согласно которым суды должны устанавливать четкие сроки ареста имущества, принадлежащего третьим лицам. Теперь предлагается распространить эту норму и на обвиняемых.

Также, по мнению Кремля, следует законодательно закрепить право на допуск в СИЗО к бизнесменам не только для адвокатов, но и нотариусов. Это позволит предпринимателю делегировать управление своим бизнесом, а также пресечь попытки его захвата, пока он находится под арестом. «Сейчас следователь решает, пустить нотариуса или нет и какие именно права обвиняемый может с его помощью передать. Это можно использовать как форму давления», – одобряет идею адвокат Юрий Гервис. В ноябре 2015 года законопроект с таким предложением внесли в Госдуму глава комитета по конституционному законодательству и госстроительству Владимир Плигин и член комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Рафаэль Марданшин (дата первого чтения законопроекта пока не определена).

Предложенные инициативы можно лишь приветствовать, говорит замдиректора по научной работе юргруппы «Яковлев и Партнеры», к. ю. н. Анастасия Рагулина: допуск нотариусов к арестованным предпринимателям позволит последним совершать действия по сохранению бизнеса, а также эффективно решать вопросы по управлению им. Что касается ограничения времени нахождения имущества бизнесмена под арестом, это позволит, с одной стороны (в случаях, когда в итоге предприниматель окажется не виноват в преступлении или в его действиях не будет выявлен состав преступления), избежать возмещения государством материального ущерба, а с другой стороны, поможет активам бизнесменов эффективно работать, например для того, чтобы они в случае назначения штрафа смогли его выплатить. Положительно оценивает идею допускать нотариусов к бизнесменам-арестантам и адвокат Вячеслав Леонтьев: большая часть предпринимателей привлекается к ответственности по статье 159 УК, не входящей в перечень статей, по которым в соответствии с УПК не применяется мера пресечения в виде заключения под стражу.

Старший партнер юрбюро «Байбуз и Партнеры» Вадим Байбуз, напротив, не видит необходимости вносить в УПК норму о допуске нотариусов в СИЗО к бизнесменам. Согласно законодательству и внутренним инструкциям Минюста, функции по выдаче доверенности на представителя подследственного исполняются начальником изолятора, напоминает эксперт. Институт представительства позволяет арестанту оформить доверенность на своего представителя, который может совершить от его имени любые необходимые сделки. «Более того, не надо забывать о том, что предназначение СИЗО — изоляция подследственного от возможных контактов, которые могут повлиять на результаты расследования, — подчеркивает Байбуз. — Согласно УПК, на этой стадии производства, лицо, содержащееся под стражей, может общаться лишь с адвокатом и ни с кем более».

Один раз не считается

Глава президентской администрации также озвучил предложения увеличить пороговые значения экономических преступлений в крупном и особо крупном размере. Действующие значения установлены в начале 2000-х и не соответствуют реалиям, подчеркнул Иванов. Сейчас крупным считается хищение в размере от 250 000 рублей, а особо крупным – от 1 млн рублей. В Кремле также высказались за освобождение от наказания предпринимателей, впервые совершивших экономическое правонарушение и добровольно возместивших ущерб пострадавшим. Пока такая практика действует лишь по налоговым преступлениям. Участники совещания также обсуждали возможность назначения наказания, не связанного с лишением свободы, для бизнесменов, впервые уличенных в мошенничестве.

Подобные идеи схожи с положениями, которые были в статье 159.4 УК (мошенничество в сфере предпринимательской деятельности), исключенной из УК в минувшем году. Ранее Конституционный суд счел эту статью дискриминационной по отношению к остальным гражданам РФ. Однако Иванов подчеркнул, что бизнес постоянно поднимает вопрос о возвращении этой статьи. Чтобы не ущемлять интересы потерпевших, рабочая группа предложила при дифференциации пороговых значений преступлений учитывать, действовал ли человек в одиночку, в качестве представителя юрлица либо в составе организованной группы. Также предприниматели выступают за расширение применительно к экономпреступлениям сферы действия статьи 76.1 УК, предусматривающей освобождение от ответственности за преступления небольшой и средней тяжести, совершенные впервые.

В крупных, резонансных делах о мошенничестве в сфере предпринимательства, как правило, проходит группа обвиняемых, среди которых большую часть составляют исполнители и пособники, которые даже в глаза не видели украденные миллионы, отмечает Вадим Байбуз. «Как эти клерки, даже признавая свою вину, могут возместить причиненный ущерб? — недоумевает юрист. — Правильный подход в данном случае, тот при котором установлена дифференциация — единолично лицо совершило преступление, либо в составе организованной группы».

Возврат статьи 159.4 будет оправдан, если наказание по ней будет равнозначно наказанию по статье 159 УК, считает адвокат компании «Деловой фарватер» Сергей Литвиненко: до этого мошенники-предприниматели получали менее суровое наказание, чем обычные мошенники, хотя ущерб наносили не меньший. Камбэк статьи 159.4 и внесение ее в перечень статей, по которым в соответствии с УПК не применяется арест, и вовсе не потребует допуска нотариусов в СИЗО, отмечает адвокат Леонтьев. Пороговые значения ущерба по экономпреступлениям, по его мнению, также необходимо повышать с учетом реальных показателей развития экономики. «Озвученные послабления смогут изменить в лучшую сторону ситуацию с уголовным преследованием предпринимателей, которое все чаще используется для давления на бизнес-структуры», – заключает Литвиненко.

Суровость закона компенсирует необязательность его исполнения

Основная проблема не в изменении действующего закона, а в его применении, отмечает председатель коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры» Евгений Корчаго. Не секрет, что после запрета следователям заключать бизнесменов под арест, правоохранители стали указывать, что инкриминируемые преступления не относятся к предпринимательской деятельности. «Пока не будет реализован принцип персональной ответственности должностных лиц за незаконное или необоснованное привлечение к уголовной ответственности, ситуация кардинальным образом не поменяется, – говорит адвокат. – Можно сколько угодно декларировать о необходимости «перестать кошмарить бизнес», но пока правоохранители будут оставаться безнаказанными, бизнес-климат не улучшится». Партнер ЕПАМ Бурковская также считает, что «без решения системных вопросов по формированию независимого суда, созданию практики привлечения правоохранителей к ответственности за злоупотребления полномочиями нельзя обеспечить ни прав потерпевших, ни прав обвиняемых».

«Суровость любого закона полностью компенсируется необязательностью его исполнения», – говорит зампредседателя коллегии адвокатов «Де-Юре» Антон Пуляев. По его мнению, предложения увеличить размеры «крупного» и «особо крупного» размера ущерба при квалификации экономпреступлений, освобождать от наказания предпринимателей, впервые совершивших такое преступление и возместивших ущерб, заслуживают поддержки. А вот разрешение допуска нотариусов к арестованным бизнесменам, ограничение времени нахождения их имущества под арестом носят лишь «косметический» характер, считает эксперт. «Минимальный срок предварительного следствия – два месяца, на практике он нередко продлевается до года. За это время любая «парализованная» правоохранителями компания просто разорится, что и происходит в реальности, – подчеркивает Пуляев. – И определить, какое разумное время имущество должно находиться под арестом, невозможно». Адвокат также солидарен с тем, что без усиления персональной ответственности судей и должностных лиц, проводящих доследственную проверку, возбуждающих дела, надзирающих за законностью их расследования, ситуацию в лучшую сторону не изменить.

Источник: Право.ру

Фотография с сайта www.ikirov.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.