Лада Горелик, адвокат и управляющий партнер Московской коллегии адвокатов «Горелик и партнеры», рассказала «Право.ру», с какими сложностями сталкиваются наследники и кредиторы в суде

59582

Долги в наследство: как кредитору вынести бремя доказывания

Умерший может оставить в наследство родственникам не только имущество, но и долги. Если наследники не горят желанием их отдавать, решать такие вопросы приходится через суд. В каких случаях возврат долга возможен? Как это доказать? Кто должен собирать доказательства, если кредитор этого сделать не может? Ответы на все эти вопросы – в материале «Право.ru».

«Споры между кредиторами наследодателя и его наследниками довольно часто доходят до суда», – подтверждает Алиса Аверина, юрист BGP Litigation. По ее словам, чаще всего такие разбирательства связаны с тем, что на дату открытия наследства кредитор не знает о смерти должника, а наследники – о существовании долга.

Ст. 1175 ГК РФ обязывает наследников расплатиться с долгами наследодателя пропорционально доле унаследованного имущества. Истец-кредитор обязан доказать, что наследники должны расплатиться по долгам умершего, но он не всегда может самостоятельно узнать, что именно и в каких объемах те унаследовали, говорит руководитель проектов АК «Павлова и партнеры» Сергей Солдатенко.
«Чаще всего истцом по таким делам выступают кредитные организации, которые в силу своего профессионального статуса легче добывают доказательства и, как правило, четко знают состав наследственной массы. У них нет проблем со взысканием долга», – рассказывает адвокат Алексей Михальчик. «Непрофессиональным» кредиторам приходится сложнее. 

Лада Горелик, управляющий партнер КА «Горелик и партнеры», рассказывает, что на практике суды иногда игнорируют обоснованные ходатайства сторон, связанные с представлением и сбором доказательств, либо недостаточно содействуют в этом, что затрудняет обоснование исковых требований.

Тем не менее, суды чаще встают на сторону кредитора, а не наследников, которые по понятным причинам не хотят расставаться с полученным имуществом, отмечают эксперты. «Чтобы избежать уплаты долгов, можно не принимать или отказаться от наследства. Особенно актуален этот вопрос при наследовании долгов по кредитам», – комментирует Солдатенков.

Аверина добавляет, что наследник становится обязанным по долгам наследодателя только в том случае, если он принял наследство не только формально, подав заявление, но и фактически вступил во владение (ч. 2 ст. 1153 ГК). После этого избежать возврата «долгов в наследство» не получится. «Встречаются случаи, когда наследники пытаются в судебном порядке признать недействительной сделку по принятию наследства. Свою позицию они мотивируют тем, что не знали о долгах наследодателя на момент принятия наследства, и следовательно, сделка заключена под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК). В таких ситуациях суды обычно отказывают в признании сделки недействительной и обязывают наследника выплатить долг», – рассказывает Аверина.

Когда суд приходит на помощь кредитору

Кредитору бывает непросто доказать, что наследства хватит, чтобы расплатиться по долгам наследодателя, в частности, если речь идет о недвижимости за границей. Именно в такую ситуацию попал Анатолий Катков*, который в июле 2011 года занял Леониду Андрющенко* 1,25 млн руб. до 1 августа 2012 года, что подтверждалось распиской. Но должник не смог вовремя вернуть деньги, а 13 декабря 2013 года умер. Катков обратился в Головинский районный суд с иском к его наследникам, жене и троим детям, опираясь на положения п. 1 ст. 1175 и ст. 323 ГК о возврате наследниками долгов наследодателя (дело № 2-2474/2015). Он просил взыскать с них не только сумму долга, но и 190 802 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами, 125 000 руб. процентов по договору займа и 200 000 руб. в качестве компенсации морального вреда. В общей сложности – порядка 1,77 млн руб.

По сведениям Каткова, должник мог иметь имущество в Бельгии. Судья Ия Клейн удовлетворила ходатайство Каткова и направила в Минюст и посольство этой страны запросы. Получить необходимую информацию не удалось – бельгийцы ничего не ответили, а Минюст указал, что запрос составлен некорректно. Направлять его повторно судья Клейн не стала и отказала в удовлетворении исковых требований. Как указала судья, истец не смог доказать, что на день смерти Андрющенко владел имуществом стоимостью в сумму займа, которое он мог передать в наследство. В решении она также указала, что наследственных дел нотариус не открывал (это подтверждала справка, выданная по запросу суда). А значит, жена и дети умершего не принимали в собственность его имущество. Суд отклонил довод истца о том, что основная часть недвижимого имущества умершего перешла его супруге по брачному договору (что именно было в договоре – в актах не говорится).

Катков обратился с апелляционной жалобой в Мосгорсуд (дело № 33-35763/2015), в которой указал, что Головинский райсуд отказал ему в удовлетворении иска, не получив информацию о возможном имуществе наследодателя в Бельгии. Однако апелляция сочла эти доводы несостоятельными. Мосгорсуд согласился с тем, что ответчики не приняли наследство, а значит, и долги умершего.

Истец не сдался и пожаловался в ВС (дело № 5-КГ16-60). Тройка судей (Виктор МомотовСергей Романовский и Елена Гетман) не согласилась с коллегами из нижестоящих инстанций. Важно было установить состав наследственной массы на момент смерти наследодателя. Доказать, что ее достаточно для погашения долга, должен кредитор. А если для него это затруднительно или невозможно, суд по ходатайству должен прийти на помощь (ст. 12 и ч. 1 ст. 57 ГПК). А значит, выявляют и собирают доказательства по делу не только его участники, но и суд, который обязан установить, какие доказательства могут подтвердить или опровергнуть факты, входящие в предмет доказывания, сделали вывод судьи ВС.

Во время судебного разбирательства Катков трижды просил суд помочь найти наследственное имущество Андрющенко за границей. Он требовал направить запрос в Главное управление по имущественным отношениям Минфина Бельгии, чтобы узнать, владел ли должник на момент смерти недвижимостью в этой стране, и приняли ли его жена и дети предполагаемое наследство, когда его не стало. Суд направил соответствующие поручения в посольство Бельгии и Минюст РФ, но от первого адресата ответа не было, а Министерство юстиции вернуло неверно оформленный документ. Повторных запросов суд не сделал, то есть в нарушение ГПК не помог истцу собрать доказательства. «При таких обстоятельствах апелляционное определение подлежит отмене, а дело – направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции», – определил ВС.

Что говорят эксперты

Опрошенные «Право.ru» эксперты полностью поддерживают позицию Верховного суда по данному вопросу. «Чтобы принять решение, обязательно исследовать находящиеся за рубежом доказательства того, что наследство было принято, на что справедливо указал ВС, выражает общее мнение партнер, адвокат Forward Legal Ольга Карпова.

Аверина из BGP Litigation отмечает, что, согласно п. 1 ст. 1224 ГК, отношения по наследованию определяются по праву страны, где наследодатель имел последнее место жительства. Но наследование недвижимости определяется по праву страны, где она находится. «Возможна ситуация, при которой наследственное дело было открыто и наследство принято родственниками умершего по праву и на территории иностранного государства, но российский нотариус об этом не знал, и наследственное дело не открывалось, – комментирует юрист. – В сложившейся ситуации российский кредитор наследодателя попадает в информационный вакуум. С одной стороны, он не может самостоятельно получить информацию о наследственной массе, за счет которой могут быть удовлетворены его требования. С другой – в принципе не может официально заявить о существовании своих требований».

«Кредитор оказался заложником информационного вакуума и беспечности суда, – соглашается с коллегой Павел Хлюстов, адвокат, партнер в КА «Барщевский и партнеры». – Вместо того чтобы направить повторный запрос, суд отказал в иске, незаконно возложив на кредитора негативные последствия своей собственной ошибки». Сергей Солдатенко из «Павловой и партнеров» предположил, что суд, возможно, не хотел затягивать спор, но это его не оправдывает. «Данное дело наглядно демонстрирует, что поспешность и непоследовательность суда первой инстанции повлекли принятие неправосудного решения, – подтверждает Лада Горелик из КА «Горелик и партнеры». По ее мнению, суду следовало направить повторные запросы, отложив разбирательство на соразмерный срок до получения ответов из компетентных органов.

«Рассматриваемое решение ВС имеет положительное значение для судебной защиты лиц, должники которых оставили наследство в иностранных государствах. Оно должно повлиять на лояльность судов к ходатайствам об истребовании доказательств, находящихся за границей», – резюмирует Карпова.

 имена участников событий изменены редакцией

Источник: Право.ру 

Фотография с сайта specnaz.sb.by

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.